От изумления у Джаббы глаза вылезли на лоб. Похоже, она от меня не отвяжется. И он решил не реагировать на сообщение. ГЛАВА 79 Стратмор спрятал пейджер в карман и, посмотрев в сторону Третьего узла, протянул руку, чтобы вести Сьюзан за. – Пошли. Но их пальцы не встретились. Из темноты раздался протяжный вопль, и тут же, словно из-под земли, выросла громадная фигура, эдакий грузовик, несущийся на полной скорости с выключенными фарами. Секундой позже произошло столкновение, и Стратмор, сбитый с ног, кубарем покатился по кафельному полу шифровалки.

Он показал на прилавок, где лежала одежда и другие личные вещи покойного. – Es todo. Это. – Si. Беккер попросил дать ему картонную коробку, и лейтенант отправился за .

В шифровалке. Спускаясь по лестнице, она пыталась представить себе, какие еще неприятности могли ее ожидать. Ей предстояло узнать это совсем. ГЛАВА 2 На высоте тридцать тысяч футов, над застывшим внизу океаном, Дэвид Беккер грустно смотрел в крохотный овальный иллюминатор самолета Лирджет-60. Ему сказали, что бортовой телефон вышел из строя, поэтому позвонить Сьюзан не удастся.

– Что я здесь делаю? – пробормотал.

Ответ был очень простым: есть люди, которым не принято отвечать. – Мистер Беккер, – возвестил громкоговоритель.

Ну видите, все не так страшно, правда? – Она села в кресло и скрестила ноги.  – И сколько вы заплатите. Вздох облегчения вырвался из груди Беккера. Он сразу же перешел к делу: – Я могу заплатить вам семьсот пятьдесят тысяч песет. Пять тысяч американских долларов.  – Это составляло половину того, что у него было, и раз в десять больше настоящей стоимости кольца.

ГЛАВА 64 Сьюзан осталась одна в тишине и сумерках Третьего узла. Стоявшая перед ней задача была проста: войти в компьютер Хейла, найти ключ и уничтожить все следы его переписки с Танкадо. Нигде не должно остаться даже намека на Цифровую крепость. Сьюзан снова завладели прежние сомнения: правильно ли они поступают, решив сохранить ключ и взломать Цифровую крепость.

Ей было не по себе, хотя пока, можно сказать, им сопутствовала удача. Чудесным образом Северная Дакота обнаружился прямо под носом и теперь попал в западню.

Но Беккер не ощутил боли. Неожиданно он оказался на открытом воздухе, по-прежнему сидя на веспе, несущейся по травяному газону. Задняя стенка ангара бесследно исчезла прямо перед. Такси все еще двигалось рядом, тоже въехав на газон. Огромный лист гофрированного металла слетел с капота автомобиля и пролетел прямо у него над головой. С гулко стучащим сердцем Беккер надавил на газ и исчез в темноте.

Вот тут-то вы и рассмотрели его кольцо. Глаза Клушара расширились. – Так полицейский сказал вам, что это я взял кольцо. Беккер смущенно подвинулся. Клушар вдруг разбушевался. – Я знал, что он меня не слушает. Вот так и рождаются слухи. Я сказал ему, что японец отдал свое кольцо – но не. Да я бы ничего и не взял у умирающего. О небо. Только подумайте. Беккер встревожился: – Так кольца у вас. – Боже мой, конечно. Беккер ощутил тупую боль в желудке.

Чтобы еще больше усилить впечатление о своей некомпетентности, АНБ подвергло яростным нападкам программы компьютерного кодирования, утверждая, что они мешают правоохранительным службам ловить и предавать суду преступников. Участники движения за гражданские свободы торжествовали и настаивали на том, что АНБ ни при каких обстоятельствах не должно читать их почту.

Программы компьютерного кодирования раскупались как горячие пирожки.

Никто не сомневался, что АНБ проиграло сражение. Цель была достигнута.

Потные ладони скользили по гладкой поверхности. Он вытер их о брюки и попробовал. На этот раз створки двери чуть-чуть разошлись. Сьюзан, увидев, что дело пошло, попыталась помочь Стратмору. Дверь приоткрылась на несколько сантиметров. Они держали ее что было сил, но сопротивление оказалось чересчур сильным и створки снова сомкнулись.

Да, да, прямо. К тому же у нас вышел из строя генератор. Я требую направить сюда всю энергию из внешних источников. Все системы должны заработать через пять минут. Грег Хейл убил одного из младших сотрудников лаборатории систем безопасности и взял в заложники моего старшего криптографа. Если нужно, используйте против всех нас слезоточивый газ.

И что особенно удачно – эту компанию меньше всего можно было заподозрить в том, что она состоит в сговоре с американским правительством. Токуген Нуматака воплощал старую Японию, его девиз – Лучше смерть, чем бесчестье. Он ненавидел американцев. Ненавидел американскую еду, американские нравы, но более всего ему было ненавистно то, что американцы железной хваткой держали мировой рынок компьютерных программ. У Стратмора был смелый план – создать всемирный стандарт шифрования с черным ходом для Агентства национальной безопасности.

Он страстно желал разделить эту мечту со Сьюзан, осуществить ее с ней вместе, но знал, что это невозможно.

Хотя смерть Энсея Танкадо спасет в будущем тысячи жизней, Сьюзан никогда не примет ничего подобного: она убежденная пацифистка. Я тоже пацифист, – подумал Стратмор, – я просто не могу позволить себе роскошь вести себя как пацифист. У него никогда не возникало сомнений по поводу того, кто убьет Танкадо. Танкадо находился в Испании, а Испания – вотчина Халохота. Сорокадвухлетний португальский наемник был одним из лучших профессионалов, находящихся в его распоряжении.

Он уже много лет работал на АНБ.

Родившийся и выросший в Лиссабоне, он выполнял задания агентства по всей Европе. Его ни разу не удалось разоблачить, указав на Форт- Мид.

Я его выгнал. На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение. Она побледнела и прошептала: – О Боже… Стратмор утвердительно кивнул, зная, что она догадалась. – Он целый год хвастался, что разрабатывает алгоритм, непробиваемый для грубой силы.

– Он надеялся, что отказ представителю самого мощного разведывательного ведомства не слишком большая глупость с его стороны, но партия в сквош начиналась через сорок пять минут, а он дорожил своей репутацией: Дэвид Беккер никогда не опаздывает на партию в сквош… на лекцию – да, возможно, но на сквош -. – Постараюсь быть краткой, – улыбнулась Сьюзан Флетчер.  – Пожалуйста. Через десять минут Беккер уже сидел в буфете АНБ, жуя сдобную булку и запивая ее клюквенным соком, в обществе очаровательной руководительницы Отделения криптографии АНБ.

Ему сразу же стало ясно, что высокое положение в тридцать восемь лет в АНБ нельзя получить за красивые глаза: Сьюзан Флетчер оказалась одной из умнейших женщин, каких ему только доводилось встречать.

Обсуждая шифры и ключи к ним, он поймал себя на мысли, что изо всех сил пытается соответствовать ее уровню, – для него это ощущение было новым и оттого волнующим. Час спустя, когда Беккер уже окончательно опоздал на свой матч, а Сьюзан откровенно проигнорировала трехстраничное послание на интеркоме, оба вдруг расхохотались.

И вот эти два интеллектуала, казалось бы, неспособные на вспышки иррациональной влюбленности, обсуждая проблемы лингвистической морфологии и числовые генераторы, внезапно почувствовали себя подростками, и все вокруг окрасилось в радужные тона.

Сьюзан ни слова не сказала об истинной причине своей беседы с Дэвидом Беккером – о том, что она собиралась предложить ему место в Отделе азиатской криптографии. Судя по той увлеченности, с которой молодой профессор говорил о преподавательской работе, из университета он не уйдет.

CS:GO – ESEA vs Faceit vs Matchmaking